Бизнес уходит в телефон — pesto-cafe.ru

В 2017-м опосля указа президента в Рф утвердили программку «Цифровая экономика» — тогда Владимир Путин сравнил поставленную задачку с электрификацией страны в XX веке. Программка рассчитана до 2024 года и подразумевает, что к этому времени цифровые технологии должны быть глубоко внедрены как в общественную, так и в экономическую жизнь Рф. Для этого обязана быть сотворена нужная инфраструктура, подготовлены компетентные кадры и правовая база.

Личный бизнес на призыв о всеобщей цифровизации отреагировал вяло. Другими словами какие-то совершенно базисные вещи на тот момент уже были внедрены либо внедрялись: компы, широкополосный доступ в веб, местами электрический документооборот. Но на этом развитие тормознуло. Тогда Институт статистических исследовательских работ и экономики познаний НИУ ВШЭ посчитал индекс цифровизации бизнеса за 2018 год. Наша родина оказалась в одном ряду с Грецией и Польшей, опережая всего только Болгарию, Венгрию, Турцию и Румынию (разглядывали 31 страну). За базу брали 5 характеристик: электрические реализации, ERP-сервисы, RFID-технологии, пасмурные сервисы и широкополосный доступ в веб. Добротных характеристик мы достигнули по внедрению пасмурных технологий: здесь Наша родина обошла 19 государств из 31.

При внедрении новейших технологий компании руководствовались и руководствуются не общими модными трендами — они ожидают экономического эффекта от инвестиций. До пандемии улучшения денежных характеристик от цифровизации не лицезрели, хотя, по данным исследования PricewaterhouseCoopers, результаты которого выпустили в 2019-м, 61% управляющих личных компаний в Рф признали, что цифровизация в длительной перспективе будет играться суровую роль в контексте выживаемости на рынке.

предоставлено пресс-службой

Но то же исследование показало, что русские компании не веруют в то, что технологии решат глобальные стратегические задачки, а лишь только посодействуют улучшить некие каждодневные процессы. Соответственно, существенно тратиться на это направление организации не готовы. Лишь 22% личных компаний планировали навести наиболее 5% собственных инвестиций на цифровизацию. Для сопоставления PwC приводит данные по Скандинавии – там уровень этого же показателя добивается 39%.

Сменились ценности

С началом эпидемии, а позже пандемии и самоизоляции — все перевернулось. С таковым вызовом глобальная экономика, пожалуй, не сталкивалась. Дистанция и бесконтактность стали главными трендами. Бизнес, пренебрегавший цифровизацией, оказался парализован.

«К удаленной работе в Рф были готовы компании, чей главный доход связан с e-commerce, онлайн-развлечением и общением через онлайн-платформы. Другими словами, тихо изоляцию повстречали те компании, которые и без пандемии работают в виртуальной среде, — ведает директор департамента цифровых мобильных технологий Самсунг Electronics Александр Терехов. — Приготовленными к переходу на удаленную работу оказались и те сотрудники, которые работают в больших и/либо интернациональных компаниях — обычно, такие люди имеют ненормированный рабочий график, привыкли подключаться к делам постоянно и всюду, а работодатель обеспечивает их пригодными критериями: мобильным кабинетом, системами электрического документооборота, доступом к разным серверам. Остальным же пришлось мириться со почти всеми неудобствами — отсутствием практики удаленных рабочих мест, невыполнимостью ведения классической, картонной бухгалтерии и так дальше».

В Рф практика удаленной работы и фриланса всераспространена в большей степени у молодежи, а поэтому не весьма популярна в масштабах страны. В Америке же дистанционно трудятся наиболее 30% служащих, и, если поглядеть крайние заявления от ведущих ИТ-компаний, таковых как Facebook, Microsoft либо Twitter, работодатели положительно оценивают возможность повсевременно работать в схожем режиме. Европа же наиболее консервативна, индивидуальности ведения бизнеса там не содействуют удаленной работе, так что и Евросоюз тяжело переживал изоляцию.

Вообщем, те компании, которые много сил и средств вложили в цифровую трансформацию, смогли стремительно перестроиться. Сначала это касается и промышленных компаний. К примеру, в Москве с середины апреля, когда ввели самые строгие ограничения, работать могли лишь половина производств — пищевики, фармацевты, производители медоборудования и те компании, которые недозволено приостановить. Да и их поставили в твердые условия: кабинеты на удаленке, минимум людей в цехах. «В период пандемии у нас продолжали работать около 350 из 720 компаний обрабатывающей индустрии. Как показала практика, одними из самых приготовленных к новеньким условиям оказались лекарственные и пищевые производства — там исторически твердые требования к производству и, соответственно, высочайшая степень автоматизации. Но необходимо отметить, что для почти всех столичных компаний и до пандемии цифровизация была одним из приоритетных направлений. Потому удалось перевести на удаленку не только лишь кабинеты, да и даже часть производственных действий», — поведал глава Департамента вкладывательной и промышленной политики Москвы Александр Прохоров.

Создание онлайн

По словам Сергея Шагалова, директора по развитию компании VDK — разраба и производителя аппаратов для нефтехимической и обрабатывающей отраслей индустрии — предприятие стремительно перевело огромную часть административного персонала, служащих, связанных с управлением проектами и служащих отдела проектирования на удаленную работу. Цифровая база для этого была готова и не востребовала сложного внедрения. Иной вопросец, что ряду служащих пришлось отвезти домой высокопроизводительные рабочие станции. А кто-то даже востребовал любимое офисное кресло.

предоставлено пресс-службой

«Понятно, что работу служащих производства на домашний режим перевести фактически нереально. Станки требуют обслуживания и управления, а сборка изделий — человечьих рук. При всем этом, в части производства у нас все таки произошли некие «цифровые» конфигурации. Так, мы освоили сдачу оборудования заказчикам в режиме видеоконференции. Ранее представители больших заказчиков направляли для приемки оборудования собственных представителей. Сейчас, в критериях значимых ограничений на междугородние передвижения, мы вместе выработали регламент первичной приемки оборудования по видеосвязи. При этом идет речь не только лишь о зрительном осмотре оборудования, да и о прохождении неких сдаточных испытаний, в «присутствии» заказчика, находящегося по другую сторону видеочата», — добавил Сергей Шагалов.

Правда, уровень цифровизации тут и до пандемии был высочайший: компании всего 10 лет, потому большая часть инструментов внедряли уже при старте работы. Этот опыт непременно понадобится и в дальнейшем: нередко у компании несколько кабинетов по стране и даже по миру, отладить взаимодействие можно как раз при помощи новейших технологий.

Даже снутри одной отрасли есть абсолютно различные ситуации: кто-то уже издавна считает, что есть базисный минимум, который должен стоять на вооружении у всякого. Кто-то только что начал процесс цифровой трансформации. При всем этом технологии повсевременно развиваются и поспеть с нуля за ними трудно: перебегать уже необходимо не попросту на цифру, а на мобильную цифру.

Сначала, сохранность

«Тренд этого кризиса один — бесконтактность всего. Мы будем уходить в цифру, и это несет новейшие огромные опасности, поэтому что рост темпа ухода в цифру опережает усиление сохранности в данной сфере. Потому вослед за коронавирусом придут вирусы цифровые. Что касается бизнеса, выживут самые мощные и технологичные компании, в каких еще до кризиса было больше автоматических и онлайн-процессов, те компании, где более высочайшая производительность труда», — таковым воззрением поделился с KPMG председатель общероссийской публичной организации «Деловая Наша родина» Алексей Репик.

По словам Александра Терехова, для удачного ведения цифрового бизнеса работники компании должны быть обеспечены нужной инфраструктурой, а все нюансы работы — очень автоматизированы. При переходе на «удаленку» почти все компании столкнулись с тем, что у их просто не предусмотрены удаленные мобильные рабочие места. При всем этом решить данную делему в два счета не получится, поэтому что недостаточно просто начать пересылать деловые письма с рабочей почты на личную и/либо в оборотную сторону – это ровная угроза сохранности секретной инфы.

Броский пример — с самого начала пандемии все стали вести переговоры через южноамериканский онлайн-сервис видеоконференций Zoom, но скоро по миру стали подниматься вопросцы, связанные с утечкой личной и корпоративной инфы.

«Для сотворения цифровых рабочих мест нужно то, чего же резко не сделалось опосля объявленной пандемии, — время. Перед внедрением корпоративной мобильности в компании нужно позаботиться о определенной системе — MDM либо EMM (mobile device management или enterprise mobile management), помогающей держать под контролем парк мобильных устройств и разрешать вопросцы, связанные с набором применяемого ПО (то есть программное обеспечение — комплект программ для компьютеров и вычислительных устройств) и сервисов. Без данной системы нет смысла давать сотрудникам удаленный доступ — сохранности как не было, так и не будет, а количество заморочек по обслуживанию такового парка вручную обрушит всякую ИТ-службу», — отметил он.

Посреди июня, когда самый непростой период пандемии был сзади, власти страны опять напомнили о значимости перехода на цифровую экономику. «Обязанные ограничения мотивировали почти все компании и организации заного посмотреть на обычные бизнес-процессы, активнее внедрять цифровые решения для роста эффективности собственной работы. Сама жизнь показала, как принципиально стремительно и смело применять широкие способности цифровизации. И не только лишь в бизнесе, да и в сфере муниципальных услуг, в образовании, в медицине, да просто в ежедневной жизни людей», — произнес Владимир Путин на совещании по вопросцам развития телекоммуникации и связи.

Хотя пока исследовательских работ на данную тему нет, спустя три года, кажется, бизнес с президентом в этом вопросце согласен. Лишь вот начинать цифровизироваться на данный момент из-за кризиса куда труднее. Частая стратегия выживания в непростые времена — замереть, затянуть пояса, переждать. На данный момент иная ситуация: пережить кризис и рассчитывать на будущее можно лишь на новейших цифровых рельсах, в которые придется вложить немалые средства.

Добавить комментарий

Related Post

Врач из Израиля не советует поспешно прививать людей от коронавируса — pesto-cafe.ruВрач из Израиля не советует поспешно прививать людей от коронавируса — pesto-cafe.ru

Не стоит поспешно внедрять повсеместную вакцинацию от коронавируса, считает израильский иммунолог профессор Яков Беркун. Мнением он поделился в интервью с агентством РИА «Новости». Медик считает, что прежде, чем внедрять вакцину

Учёные назвали алкогольный напиток, который облегчает течение COVID-19 — pesto-cafe.ruУчёные назвали алкогольный напиток, который облегчает течение COVID-19 — pesto-cafe.ru

Учёные назвали алкогольный напиток, который облегчает течение коронавируса COVID-19. Согласно исследованию, которое провели специалисты одного из Университетов Канады, таким напитком является вино — оно содержит антиоксидант ресвератрол. По мнению учёных,