ЦБ не отказывается от послаблений — pesto-cafe.ru

Банк России принял решение продлить часть регуляторных послаблений для кредитных организаций и других финансовых институтов, принятых для преодоления последствия пандемии коронавирусу. Как говорится в сообщении регулятора, также будут сохранены отдельные меры по поддержке населения и бизнеса. Впрочем, в целом ЦБ констатирует «существенное улучшение» ситуации на фоне стабилизации финансовых рынков, постепенного снятия ограничительных мер и налаженных процессов работы.

Большая часть мер Банка России в связи с пандемией принималась на период с 1 марта до 30 сентября 2020 года. ЦБ принял решение о продлении части регуляторных послаблений, о реализации новых контрциклических мер для поддержки экономики и о прекращении действия ряда временных мер, введенных в связи с пандемией, говорится в сообщении регулятора. При этом спад экономики, сокращение доходов компаний и граждан приводят к росту кредитных рисков. Регуляторные послабления способствовали реструктуризации кредитов, дали возможность части заемщиков восстановить свое финансовое положение.

Выход из послаблений не должен быть резким, чтобы банки и другие финансовые организации смогли адаптироваться и не были вынуждены сокращать кредитование экономики. Однако постепенное сворачивание мер необходимо, поскольку только корректная оценка рисков может обеспечить долгосрочную устойчивость финансового сектора. Банк России рекомендует банкам и другим финансовым организациям учитывать график формирования резервов на основе стандартного регулирования и сроки выхода из других временных мер при принятии решений о выплате дивидендов и вознаграждения для лиц, принимающих риски.

Список мер весьма широк, так что, лучше дадим ссылку на первоисточник: https://cbr.ru/press/pr/?file=10082020_163109pr_0.htm

Это весьма правильные меры по поддержке граждан, уверен владелец инвестиционно-строительного холдинга Styness Максим Лалакин. Действительно, пандемия нанесла мощный удар по экономике всего мира, а не только нашей страны. Все это время экономисты обсуждали эффективность тех или иных мер по поддержанию платежеспособности граждан, что напрямую влияет на огромной сектор мировой экономики. И, конечно, реструктуризация кредитной нагрузки вполне себе мера в отсутствии, например прямых выплат.

В российских реалиях вызывает вопрос только одно слово «Рекомендует», добавляет эксперт . Это значит, что банки вполне могут отказать в реструктуризации без объяснения причин. Особенно это касается занятым в сером секторе экономики. А это 20-30 млн человек, они не могут подтвердить занятость и факт увольнения. Поэтому Максим Лалакин считает, что меры должны носить не рекомендательный, а обязательный характер, а государство обеспечить устойчивость банковской системы при реализации мер.

Любые меры по ослаблению кредитного бремени можно назвать позитивными и не только по причине карантина, соглашается член генерального совета «Деловой России» Владимир Кузнецов. Дело в том, объсняет он, что потребительское кредитование в нашей стране проводится на не самых гуманных условиях для населения. Процентная ставка высока, заметно выше, чем в западных странах. Та же ситуация и с ипотечным кредитованием — эта локомотивная отрасль для всего строительного сектора. Доступная ипотека — бум строительства, новые рабочие места, налоговые поступление и т.д.

И на этом фоне правительство лишь просит банки не выселять должников. По мнению Кузнецова, кроме реструктуризации, можно рассмотреть вопрос о снижении ставки рефинансирования, что позволит снизить проценты по потребительским кредитам и ипотечным программам, что даст приток реальных денег в экономику. Да это прерогатива ЦБ, но правительство должно активно лоббировать этот процесс.

ЦБ выдал рекомендательный минимум, хотя в принципе мог бы и в одиночку, даже без совместных решений с правительством, взять на себя списание, скажем, половины от всех начисленных процентов по кредитным договорам, полагает шеф-аналитик TeleTrade Пётр Пушкарёв. По его мнению, это можно было бы сделать за счёт резервов ЦБ, валютная стоимость которых в кризис даже, как известно, приросла. В таком случае списание оставшейся половины процентов можно было бы уже не в рекомендательном, а в обязательном порядке возложить собственно на банки и на микрофинансовые организации.

Самостоятельно решить этот вопрос те же МФО могут только ценой закручивания гаек при выдаче новых микрозаймов. Решение могло бы касаться не всех случаев, а граждан с доходом ниже определённой минимальной планки: например, до трех МРОТ, полагает аналитик. Либо списать проценты по какой-то формуле, которая бы включала показатель долговой нагрузки (ПДН) для физлица (отношение подтверждённых доходов к сумме всех обслуживаемых кредитов), а его банки всё равно с недавнего времени вынуждены были высчитывать, прежде чем принять любое решение о выдаче клиенту-физлицу кредита.

Аналогично списать окончательно вообще все проценты, а не просто перестать досчитывать пени или штрафы, было бы правильно, и часто просто спасительно, для всех кредитов малому и среднему бизнесу. И сделать списание не менее чем половины от суммы процентов именно за счёт государственного кармана, а не за счёт банка, выдавшего МСП кредит: в конце концов, решение о «нерабочем периоде» и временном запрете деятельности, фактически закрытии предприятия, которое лишалось всей или большей части выручки, принимало государство, а не само предприятие и не банк.

И именно простить, а не просто заморозить, по сути, проценты, было бы действенным практичным решением, которое позволило бы сохранить на плаву изрядную долю таких предприятий, находящихся на грани банкротства или ликвидации, уверен Пётр Пушкарёв. В итоге банк получил бы постепенно за несколько лет выплату хотя бы тела долга от предприятия — всё лучше, чем полный отказ малого предприятия платить по кредиту. Таким образом, можно было бы смягчить или даже, в основном, предотвратить накопление плохих долгов, кризис неплатежей, а сотрудники предприятия и экономика сохранили бы рабочие места, бюджет страны потенциальную налоговую базу.

Хорошо, что другой рукой ЦБ снижает для банков надбавки к коэффициентам риска, говорит Пётр Пушкарёв. Это облегчает новое кредитование, так как под выдаваемые вновь потребительские кредиты банкам хотя бы позволят замораживать меньше средств на резервирование, то есть под обеспечение выдачи кредита. Эти средства банк сможет высвободить под другие свои нужды, или же для новых заёмщиков банк сможет смягчить условия кредита. Но всё равно речь идёт лишь о собственных средствах банка, которые тот сможет перераспределить иначе, а не о вливаниях и не о прямой помощи на реструктуризацию старых кредитов, которые стали проблемой и для банка, и для заёмщика.

Понятно, что банки и сами могли бы идти на подобного рода реструктуризацию части долгов, но без поддержки финансовыми ресурсами от ЦБ или правительства банки, конечно, не в состоянии списывать часть долга столь радикально, продолжает эксперт. А просто не возобновлять штрафы и пени банки могут и по доброй воле, без рекомендаций регулятора, а просто потому что и сами банки вовсе не заинтересованы доводить заёмщика до полной неплатежеспособности, а хотят, чтобы заёмщик и дальше обслуживал кредит в пределах посильных требований. Сейчас же любые подобного рода рекомендации от властей, чтобы банки прощали платежи заёмщикам, или чтобы владельцы помещений, допустим, уменьшили плату арендаторам — хорошо, но такими добрыми быть довольно легко, когда эта доброта не связана с расходами резервов или бюджета, а полностью происходит за счёт самого частного бизнеса, будь то банки или аренда площадей.

Пострадавшему от вынужденного закрытия бизнесу нужны не кредитные каникулы по принципу «потом всё равно заплатите», а нужны списания процентов и прямые субсидии на развитие от государства — хотя бы для предприятий из списка системообразующих. Также нужна прямая помощь и гражданам, и не только тем, на ком висят тяжёлым грузом кредиты: например, бюджет мог бы отказаться брать НДФЛ и/или соцналоги с зарплатных ведомостей, вплоть до определённой планки, скажем, в 30 тыс. или 50 тыс. руб.

Нужно примерно то, что сделал на днях исполнительным указом Дональд Трамп в США, обнулив как минимум до конца года налог на зарплату физлиц, получающих менее 100 тыс долл в год, уверен Пётр Пушкарёв. Подобные меры, оставляющие как можно больше денег «внизу» денежной пирамиды, то есть на руках у граждан, или у бизнеса на развитие, нужны сейчас в России как воздух. Они не только помогут миллионам семей поддержать определённый уровень благосостояния, но и в условиях подавленного повсеместно спроса не несут инфляционных рисков, а способны только лишь раскачать слегка этот спрос, а значит, поддержать ещё и производителей наиболее востребованных у населения товаров, после чего вернутся в казну частично в форме 20% НДС.

Добавить комментарий

Related Post

Жилищное стройку в Рф резко сократилось — pesto-cafe.ruЖилищное стройку в Рф резко сократилось — pesto-cafe.ru

Как докладывает Федеральная служба гос статистики (Росстат), в Рф в первом полугодии 2020 года было сдано 365,9 тыс. квартир в Ещё новостиС 1 августа изменился порядок получения пособий. Какие выплаты выросли, а какие

Специалисты узнали, сколько коронавирус живет в воде — pesto-cafe.ruСпециалисты узнали, сколько коронавирус живет в воде — pesto-cafe.ru

Как поведали в Роспотребнадзоре, большая часть частиц коронавируса погибает в воде комнатной температуры за 24 часа. В соленой морской воде вирус не Ещё новостиНазваны сферы с самыми высокими в России