Татьяна Протасенко: «А если сравнить эпидемию бубонной чумы в XIV веке и пандемию коронавируса?» — pesto-cafe

Колумнист «Петербургского дневника» – о пандемии

Когда мы обсуждаем сегодняшнюю ситуацию с коронавирусом, на разум почаще всего приходят сопоставления с эпидемией чумы.

Отправной точкой данной для нас эпидемии в Европе считается 1346 год, когда ее очаг появился в генуэзской колонии, в устье реки Дон на Азовском море. Чума, переносчиками которой считают живущих на крысах блох, была занесена туда негоциантами с продуктами, которые они перевозили по Шелковому пути. В том году болезнь поразила все Средиземноморье, сначала 1347 года – Константинополь, в весеннюю пору 1348 года распространилась по Франции, Северной Африке и Италии, посреди 1348 года пришла в Великобританию. Молвят, что главным признаком данной для нас заболевания было возникновение темных и багряных пятен на руках и бедрах человека, ну и на остальных частях тела. Не помогали ни советы докторов, ни лекарства. Заболевшие погибали на 3-ий денек опосля возникновения этих признаков (о этом ярко писал итальянский поэт Джованни Боккаччо).

Как надо из различного рода источников, чума начала поменять жизнь людей и в обыденности, и в экономической, также и в общественно-политической сферах.

Считается, что чума разрушила Средневековье. Конфигурации в рабочей силе (до этого всего фермеров) и ее недостаток, как следствие эпидемии, привели к различного рода переменам.

Перенесемся в 21-й год XXI века. Непременно, эпидемия коронавируса имеет наиболее широкий охват, чем эпидемия чумы. И нет такового страны (при этом с весьма различным экономическим, публичным и политическим устройством), которое она не затронула бы. Тем наиболее любопытно сопоставление с тем, что было семь веков вспять в целом, и то, что на данный момент происходит в различных государствах в отдельности.

Конфигурации идут, это недозволено не увидеть и в ежедневной жизни, где приходится поменять привычки, обучаться новенькому, забывать старенькое. Появляются ориентации на новейшие ценности, возникают новейшие формы поведения. Возникло ли на данный момент такое явление, о котором мы писали выше: пир в эру коронавируса? Возросло ли количество асоциальных явлений, таковых как алкоголизм, разнузданность сексапильного поведения, чревоугодие, насилие?.. Пока четких данных на этот счет нет, это предстоит еще изучить.

А что с публичным устройством? В этом плане уже увидено, что вышло усиление роли страны в почти всех сферах жизни – и в экономике, и в общественно-политической ситуации.

Похоже, замедляется процесс глобализации, заместо стирания происходит укрепление границ, возникают новейшие совместно с появлением поселенческих анклавов со своим особым популяцией, правилами поведения, религией и т.д. К таковым анклавам можно сейчас отнести даже рестораны, «вольные от коронавируса», где персонал вакцинирован, а гости должны предъявить особенные отметки о отсутствии заразы.

Принципиально осознать, в какую сторону пойдет этот процесс: на благо населения либо в ущерб? Что будет с правами человека, с уровнем свобод людей? Как будут действовать исполнительная и законодательная ветки власти? Ужесточать контроль за поведением человека, наращивать количество запретительных законов? Может ли на данной для нас волне возрости количество стран с тенденцией к диктатуре? Покажутся ли новейшие формы и органы управления? Как отслеженные тенденции будут глобальными либо же будут иметь свои индивидуальности в любом государстве?

Вопросцев больше, чем ответов. Давайте поразмышляем на данную тему.

Источник: spbdnevnik.ru

Добавить комментарий